Жека

Официальный канал Жеки на youtube Музыкальный календарь
_LAD1512

Эксклюзивное интервью порталу chanson.ru

«Судьба ставила меня в такие невыносимые условия, когда просто невозможно было сочинять, петь, выступать… Музыка напрочь исчезала из моей жизни. Но я все равно постоянно тянулся к ней»,- признался в эксклюзивном интервью порталу chanson.ru Евгений ГРИГОРЬЕВ.

Знаете, какие наши песни известны сегодня на Западе? «Катюша», «Подмосковные вечера» и… «Рюмка водки на столе». Во всяком случае, вот история, которую поведал во время нашей беседы автор «Рюмки» — Евгений Григорьев:

«Рассказал мне ее Валера Курас. Как-то, находясь в Ганновере, он зашел поужинать в один ресторан. Уютная обстановка, приятная музыка, разные мировые хиты «Yesterday», «Hotel California»… И вдруг он слышит, не веря своим ушам, мою композицию «Рюмка водки на столе». Валера, естественно, сразу с вопросом к музыканту, им оказался итальянец — откуда, мол? Тот объяснил: «Из всех русских песен я знаю лишь три: «Катюша», «Подмосковные вечера» и «Рюмка водки на столе»…»

— О «Рюмке водки» мы еще, конечно, поговорим. А сейчас скажите, как к вам обращаться: Евгений или Жека?

— Вообще Жекой меня зовут крайне редко. Обычно так обращаются ко мне люди после концертов, которые хотят сфотографироваться со мной либо взять автограф. Что и понятно: им это имя привычнее. Хотя на всех моих афишах, дисках рядом с Жекой всегда есть приписка – Евгений Григорьев. Пусть все знают, что Жеку на самом деле зовут не Серегой, не Василием, не Петром, а Евгением! (Смеется)

— Евгений, как вообще появился этот псевдоним – Жека?

— Случайно, в 2004 году. К тому времени я уже перебрался из своего родного города Кургана в Москву. Жил здесь и записывал свои песни у друзей в студии. Как-то к нам заглянула администратор одной известной звукозаписывающей компании — совсем молодая девчонка. Она сказала, что хотела бы отнести своим шефам кассету с моими композициями, которые я записал буквально на днях. Я ответил: «Пожалуйста!»

Девушка сделала все так быстро, что я и глазом не успел моргнуть. Позже лишь спросил: «А ты как кассету-то подписала?» Она говорит: «Жека!» Ну, я и не стал сопротивляться. Так вот и родился этот мой псевдоним.

— Вы действительно учились играть в детской музыкальной школе на домре?

— Да. Но из школы этой я благополучно вылетел. Дело, разумеется, не в домре. Инструмент этот я до сих пор люблю. Выгнали меня за прогулы уроков сольфеджио. Вообще музыкальная школа у меня никак не ассоциировалась тогда с желанием стать рок-звездой. Желание же это возникло, как только я услышал «The Beatles». В моей голове тогда реально щелкнул какой-то тумблер. Я понял: вот она, настоящая музыка! До этого я слышал лишь главным образом нашу эстраду на виниловых пластинках. Но она меня совершенно не трогала.

После «The Beatles» мне открылись и «Slade», и «Nazareth», и «Queen». Затем «Space», «ABBA», «Boney M»… Весь этот разнообразный и роскошный музыкальный пласт, который прорывался сквозь «железный занавес», буквально накрыл меня. Я решил: если не начну заниматься музыкой, буду самым последним болваном в этой жизни!

— С чего же вы начали?

— Собрал во дворе свою первую рок-группу. Мы даже песни пытались сочинять. Все они, конечно, были допотопными. Их стиль я бы определил как детский панк-рок. Но дальше – больше. Я стал заниматься в разных кружках при дворцах культуры и дворцах пионеров. Там уже можно было не только играть, но и записываться.

— Как, кстати, называлась ваша группа?

— Она поменяла много названий, пока мы не остановились на «Майоре Сергееве». Так называлась одна из наших композиций. На местном уровне, в нашем городе Кургане, мы, надо сказать, были популярны. Ну, а когда у нас появилась «Рюмка водки на столе», то это вообще было нечто. На всех тусовках молоденькие девушки и парни всегда просили ее исполнить. Бывало, что мы пели ее иногда 23 раза подряд!
— Евгений, какое же вдохновение на вас снизошло, чтобы сочинить столь сногсшибательный хит?

— Ну, сногсшибательным хитом сделал песню, конечно, Гриша Лепс. Именно в его исполнении она так мощно зазвучала. Как я написал эту песню? Очень просто. Родилась она после долгого периода моего молчания. В начале 90-х годов в моей жизни наступил весьма сложный период. Я перестал сочинять, репетировать, выступать. Вообще мне было не до музыки. Чтобы сводить концы с концами, да и просто выживать я занялся бизнесом – покупал-продавал всевозможные вещи. Ездил, например, в Екатеринбург, набирал там всякого разного, и продавал все это у себя в Кургане.

И хотя творчество полностью ушло на второй план, тяга к музыке во мне, конечно, жила. Как иначе объяснить, что в один, действительно прекрасный день я вдруг достал гитару, стер с нее пыль и что-то стал себе наигрывать-напевать… Именно так, по крайней мере, и родилась «Рюмка водки на столе». Сочинив «Рюмку» я , признаюсь, сразу понял: что-то в ней есть такое, особенное. Тут же пошел к ребятам на студию, где мы ее и записали в виде рок-баллады.

— Извините за вопрос, но в момент написания «Рюмки» вы сильно выпивали?

— (Смеется) Выпивал, но в меру. Понимаете ли, совсем не пить тогда было нельзя. Слишком жуткое, по-настоящему тяжелое наступило время. Надо было как-то снимать стресс – расслаблять мозги и организм. Сейчас же, могу сказать, водку не пью вообще — уже достаточно долгое время.

— Как произошла ваша историческая встреча с Григорием Лепсом?

— Случилось это в 1999 году в Москве, куда после четырех лет мытарств я приехал с твердой целью продолжить карьеру музыканта – осуществить свою мечту, стать певцом. Наша встреча с Лепсом произошла как раз на студии моих друзей, где я записывал свой дебютный альбом. Тогда, надо сказать, я практически не знал его творчества. Но вокал Лепса меня тронул. Во время той встречи я сказал: «Гриша, у меня есть для тебя песня». Она ему понравилась, и он тут же выложил за нее 300 американских долларов.

— Этого было достаточно?

— Для меня в то время и это были деньги! Хотя, на самом деле, я просил 500 долларов. Но у Гриши их реально не было: он много тратил тогда на промоушен, записи своих песен на радио и телевидении… Дело, в конце концов, не в какой-то конкретной сумме. Главное – «Рюмка водки» попала к тому, к кому она должна была попасть: в нужное время к нужному исполнителю.

К тому же встреча с Лепсом помогла мне обрести уверенность в том, что я могу писать неплохи песни. «Рюмка водки» популярна уже более десяти лет. Гриша заканчивает ею каждое свое сольное выступление. Я, кстати, тоже. Но у меня она звучит , разумеется, совсем иначе.

— Авторские гонорары за песню получаете?

— Конечно. И это, скажу честно, приличная сумма. Спасибо Григорию Викторовичу! Песня кормит не только его семью, но и мою! (Улыбается).

— Семья у вас большая?

— Жена Лариса — она у меня домохозяйка, и двое детей – Глеб, ему 21 год и четырехлетний Всеволод. Глеб учится в Московском университете управления, а в свободное от занятий время с удовольствием занимается музыкой. Глеб освоил гитару и создал даже свою инструментальную группу. Они играют софт-рок. Конечно, ребята лишь в начале своего творческого пути, но уже выступают в небольших клубах.

— Лепс купил у вас песню за 300 долларов. А какая из проданных вами песен оказалась самой дорогой?

— Да после того я особо свои песни и не продавал. Все, что писал, – только для самого себя. Моя карьера быстро пошла в гору. Достаточно сказать, что к 2005-му году я записал уже свой четвертый по счету диск. На мое творчество появился реальный спрос. Если в Москву из Кургана я приехал почти без копейки, то уже через несколько лет смог обеспечить себя и своих близких всеми жизненными благами.

Автор: Серго КУХИАНИДЗЕ, специальный корреспондент портала chanson.ru

Фото: пресс-служба Евгения Григорьева и пресс-служба «Радио Шансон»

Добавить комментарий